Акция Читаем детям о войне.
Литературно-музыкальная композиция
Константин Михайлович Симонов – дорогами войны.

Цель: продолжить развивать нравственные качества воспитанников через чтение поэзии советского поэта, писателя, военного корреспондента и общественного деятеля Константина Симонова.

Задачи:

  • расширить знакомство воспитанников с биографией и творчеством
  • К. М. Симонова;
  • познакомить воспитанников с лирической поэзией периода Великой Отечественной войны, с многообразием её тем;
  • показать, что своё назначение поэты видели в служении Отечеству;
  • привлечь внимание к чтению военно-патриотической литературы через творчество К. Симонова;
  • воспитывать патриотизм, любовь к Родине, гордость за свою страну и уважение к ветеранам войны;
  • развивать умение чувствовать и доносить до слушателей интонацию лирического стиха.

Оборудование:

  • портрет К.М.Симонова,
  • фотографии о войне,
  • выставка произведений К.М.Симонова
  • компьютер, видеопроектор,
  • презентация, посвященная Константину Симонову,
  • Аудиозаписи песен:

«Священная война» (муз. А. Александрова, сл. В. Лебедева-Кумача);<br/ > «Корреспондентская застольная» (муз. М. Блантера, сл. К. Симонова);
«Жди меня»- исполняет группа «Чёрные береты»;
видеофрагменты из кинофильма «Живые и мертвые» (по одноименной трилогии К. Симонова).

«Моя цель – дать почувствовать
читателю, какой была эта война.
Победа нам досталась дорогой ценой.
Если я не расскажу об этих трудностях,
тогда мне не удастся рассказать о мере
подвига нашего народа».
К.Симонов

Звучит песня «Корреспондентская застольная» (муз. М. Блантера, сл. К. Симонова).

Логопед:

Знание своей истории, ее понимание укрепляют любовь к Родине, формируют духовные ценности. Мы должны изучать и сохранять прошлое нашей страны. Художественная литература стала неиссякаемым хранилищем знаний о нашей истории, в том числе и о Великой Отечественной войне, которая оставила за собой произведения разных родов, видов и жанров, объединённых темой памяти о героическом времени, осмыслением нравственных истоков подвига простых и скромных людей, больше жизни любивших Отчизну.

Поэзия была самым оперативным, самым популярным жанром военных лет. Она соединила высокие патриотические чувства с глубоко личными переживаниями лирического героя и выразила потребность людей в правде, без которой невозможно чувство ответственности за свою страну.

Стихотворения о войне – особый род поэзии не только по тематике, но и по своему внутреннему настроению, по тому человеческому состоянию, которое она передает. Поэзия фронтовиков – трагическая поэзия. Это своеобразная летопись Великой Отечественной войны, правдиво повествующая о конкретных событиях. Ее создавали люди, пережившие войну на собственном опыте, – это обостряет восприятие мира. Ужасы войны, кровь и грязь, раны, лишения, гибель товарищей – таков образ войны в стихотворениях К. Симонова, М. Дудина, А.Твардовского.

Ребята, мы сегодня будем говорить о жизни и творчестве Константина Симонова.

Константин Симонов – поэт, прозаик, драматург, журналист и общественный деятель. Герой Социалистического труда, Лауреат Ленинской и шести Сталинских премий.

Константин (Кирилл) Михайлович Симонов (1915-1979)

Константин (Кирилл) Михайлович Симонов родился в 1915 г., в Петрограде. Мать, Александра Леонидовна, по второму мужу Иванишева, — настоящая Оболенская, из знаменитого княжеского рода. В «Автобиографии», написанной в 1978 году, своего физического отца Симонов не упоминает, воспитывался отчимом, Александром Ивановичем Иванищевым, участником японской и германской войн, преподавателем военного училища, которого очень любил и уважал.

Детство провел в Рязани и Саратове. Семья была военная, жила в командирских общежитиях. Вынесенные из военной службы привычки — аккуратность, требовательность к себе и окружающим, дисциплинированность, сдержанность — формировали особую семейную атмосферу: «Дисциплина в семье была строгая, чисто военная. Существовал твердый распорядок дня, все делалось по часам, в ноль-ноль, опаздывать было нельзя, возражать не полагалось, данное кому бы то ни было слово требовалось держать, всякая, даже самая маленькая ложь, презиралась». Военные навсегда останутся для Симонова людьми особой складки и выделки — им навсегда захочется подражать. Окончив в 1930 г. школу-семилетку, К. Симонов учился в ФЗУ на токаря. В 1931 семья переехала в Москву, и Симонов, окончив здесь фабзавуч точной механики, идет работать на завод. Объяснял свой выбор Симонов в «Автобиографии» двумя причинами: «Первая и главная — пятилетка, только что построенный недалеко от нас, в Сталинграде, тракторный завод и общая атмосфера романтики строительства, захватившая меня уже в шестом классе школы. Вторая причина — желание самостоятельно зарабатывать». В эти же годы начинает писать стихи. Печататься начал в 1934 г.

Так он зарабатывал рабочий стаж и продолжал работать еще два года после того, как поступил в Литературный институт им. А. М. Горького. Знаний у Симонова было недостаточно с его семилетним образованием, но он считался представителем рабочего класса, а это было самой лучшей рекомендацией. В 1938 году Константин Симонов оканчивает Литературный институт.

В 1938 году Константин Симонов окончил Литературный институт имени А. М. Горького. К этому времени он уже написал несколько произведений — в «Октябрь» были напечатаны первые стихи Симонова. Судьба возложила на его плечи нелегкий солдатский труд еще до начала Великой Отечественной войны. Летом 1939 года Симонов побывал на своей первой войне, на Халхин-Голе, в качестве сотрудника газеты «Героическая Здесь поэт услышал первые раскаты будущей Второй мировой войны. Там, на Халхин-Голе, началась огневая, в прямом смысле слова, поэзия Симонова. С Халхин-Гола он привез книгу новых стихов, стихов, посвященных живым и павшим героям. Тогда же Симонов был удостоен первой правительственной награды – ордена «Знак Почета». Ему было тогда 24 года.

В 1940-1941г окончил курсы военных корреспондентов при военной политической академии.

Звучит песня «Священная война», слова В.И. Лебедева – Кумача, музыка А.В. Александрова.

Началась Великая Отечественная война.

Константин Симонов был призван в армию, работал в газете «Боевое знамя». Как военный корреспондент побывал на всех фронтах, прошёл по землям Румынии, Болгарии, Югославии, Польши и Германии, был свидетелем последних боёв за Берлин. Тема войны, жизни и смерти прочно вошли в творчество К.М.Симонова. Прошло совсем немного времени, и он стал не только любимым поэтом, но и популярным журналистом на фронте и во всей стране.

Отчизна начинается для нас с самого дорогого. Об этом рассказал Симонов в стихотворении «Родина». Чувство любви к родине предстаёт как проявление высшего нравственного долга перед Родиной.

Стихотворение «Родина»

Касаясь трёх великих океанов,
Она лежит, раскинув города,
Покрыта сеткою меридианов,
Непобедима, широка, горда.

Но в час, когда последняя граната
Уже занесена в твоей руке
И в краткий миг припомнить разом надо
Всё, что у нас осталось вдалеке,

Ты вспоминаешь не страну большую,
Какую ты изъездил и узнал,
Ты вспоминаешь родину — такую,
Какой её ты в детстве увидал.

Клочок земли, припавший к трём берёзам,
Далёкую дорогу за леском,
Речонку со скрипучим перевозом,
Песчаный берег с низким ивняком.

Вот где нам посчастливилось родиться,
Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли
Ту горсть земли, которая годится,
Чтоб видеть в ней приметы всей земли.

Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы,
Да, можно голодать и холодать,
Идти на смерть… Но эти три берёзы
При жизни никому нельзя отдать.

1941.

В 41-м году поэт потрясен седым мальчишкой, которого отец-майор на пушечном лафете (артиллерийское орудие) вывез из Брестской крепости. И Симонов пишет стихотворение «Майор привез мальчишку на лафете». В стихотворении раскрывается мотив детства, загубленного жестокой и беспощадной войной. Мальчика везут из Бреста — первой советской крепости, принявшей на себя удар гитлеровской армии и оказавшей героическое сопротивление. Ребенок расположился на лафете, то есть на станке артиллерийского орудия. Мать мальчика погибла под обстрелом, мальчик поседел от горя. Раненый отец привязал мальчика к щиту, чтобы тот не упал. Проснувшись, мальчик махал рукой войскам, которые шли из глубины России на фронт. Мальчику десять лет, но за десять дней войны он пережил огромное горе, которое не под силу порой выдержать и взрослому человеку: гибель матери, обстрелы, эвакуация из родного города, ранение отца. Мальчик словно побывал "на том свете", потому что уже видел смерть и страдание. Десять дней ужаса войны, пережитые ребенком, будут вспоминаться последующими поколениями как подвиг.

(Ученик читает стихотворение «Майор привез мальчишку на лафете»)

Майор привез мальчишку на лафете.

Майор привез мальчишку на лафете.
Погибла мать. Сын не простился с ней.
За десять лет на том и этом свете
Ему зачтутся эти десять дней.

Его везли из крепости, из Бреста.
Был исцарапан пулями лафет.
Отцу казалось, что надежней места
Отныне в мире для ребенка нет.

Отец был ранен, и разбита пушка.
Привязанный к щиту, чтоб не упал,
Прижав к груди заснувшую игрушку,
Седой мальчишка на лафете спал.

Мы шли ему навстречу из России.
Проснувшись, он махал войскам рукой...
Ты говоришь, что есть еще другие,
Что я там был и мне пора домой...

Ты это горе знаешь понаслышке,
А нам оно оборвало сердца.
Кто раз увидел этого мальчишку,
Домой прийти не сможет до конца.

Я должен видеть теми же глазами,
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.

За все, чем мы с тобою дорожили,
Призвал нас к бою воинский закон.
Теперь мой дом не там, где прежде жили,
А там, где отнят у мальчишки он.

Читается стихотворение «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины … »

«Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины … »

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,
Как слёзы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали:- Господь вас спаси!-
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.
Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась,
Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.
Ты знаешь, наверное, все-таки Родина -
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.
Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.
Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
По мертвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салопчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть одетый, старик.
Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,
Покуда идите, мы вас подождем.
"Мы вас подождем!"- говорили нам пажити.
"Мы вас подождем!"- говорили леса.
Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
Что следом за мной их идут голоса.
По русским обычаям, только пожарища
На русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.
Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,
За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По – русски три раза меня обняла.

Это стихотворение написанное Симоновым в самый трудный и трагический для Советского Союза период. Это 1941 год. Почему это время называют трагическим?

С 22 июня 1941 года до самой зимы продолжалось отступление Советской армии от западных рубежей СССР вплоть до столицы его — Москвы. Только под Москвой было остановлено гитлеровское движение в глубь страны. Наша армия несла колоссальные потери. Горели города и сёла, гибли люди, по всем дорогам текли бесконечные потоки беженцев.

Симонову, посланному на западную границу — главное направление удара гитлеровских армий, довелось воочию увидеть трагическое начало войны: с растерянностью, суматохой, неразберихой, испытать горечь отступлений. Он видел наглую силу врага, который не встречал достойного отпора.

Будучи в самой гуще событий, среди тысяч людей, военных и невоенных, он не мог не испытывать горьких чувств, которые в ту трагическую пору разрывали сердце. Мог он не задаваться вопросами: что будет с Родиной? Удастся ли остановить врага? Где взять силы для отпора?

Ученик читает стихотворение «Товарищ».

Товарищ.

Вслед за врагом пять дней за пядью пядь
Мы по пятам на Запад шли опять.
На пятый день под яростным огнем
Упал товарищ, к Западу лицом.
Как шел вперед, как умер на бегу,
Так и упал и замер на снегу.
Так широко он руки разбросал,
Как будто разом всю страну обнял.
Мать будет плакать много горьких дней,
обеда сына не воротит ей.
о сыну было — пусть узнает мать —
Лицом на Запад легче умирать.

Стихи Симонова призывают к борьбе с врагом, служили для цели поддержания воинского духа солдат, а не только служили описанием событий военной поры, показывали их как результат определённого состояния человеческой души выражавшие всеобщую душевную жизнь русского народа во время Великой Отечественной войны.

По словам Симонова: «Не знаю, как кто на это смотрят, а по мне дружба человеческая - самое дорогое чувство на земле. Это чувство с большой силой проявляется, когда людям тяжело; а на войне - людям очень тяжело». 1942 год. В авиационной катастрофе погибает один из авторов «12 стульев» - писатель, военный корреспондент Евгений Петров. Симонова потрясла смерть друга – эта простая, горькая, неотвратимая истина войны: «На наших глазах умирали товарищи». Он пишет об этом много, настойчиво и каждый раз предельно взволнованно, потому что есть в жизни и такие события, к которым не привыкаешь, как бы часто они не повторялись. «Смерть друга»- посвящено памяти друга Евгения Петрова военного корреспондента.

Ученик читает стихотворение «Смерть друга».

Смерть друга

Неправда, друг не умирает,
Лишь рядом быть перестает.
Он кров с тобой не разделяет,
Из фляги из твоей не пьет.

В землянке, занесен метелью,
Застольной не поет с тобой
И рядом, под одной шинелью,
Не спит у печки жестяной.

Но все, что между вами было,
Все, что за вами следом шло,
С его останками в могилу
Улечься вместе не смогло.

Упрямство, гнев его, терпенье —
Ты все себе в наследство взял,
Двойного слуха ты и зренья
Пожизненным владельцем стал.

Любовь мы завещаем женам,
Воспоминанья — сыновьям,
Но по земле, войной сожженной,
Идти завещано друзьям.

Никто еще не знает средства
От неожиданных смертей.
Все тяжелее груз наследства,
Все уже круг твоих друзей.

Взвали тот груз себе на плечи,
Не оставляя ничего,
Огню, штыку, врагу навстречу
Неси его, неси его!

Когда же ты нести не сможешь,
То знай, что, голову сложив,
Его всего лишь переложишь
На плечи тех, кто будет жив.

И кто-то, кто тебя не видел,
Из третьих рук твой груз возьмет,
За мертвых мстя и ненавидя,
Его к победе донесет.

Широчайшую известность получило лирическое стихотворение поэта Симонова «Жди меня, и я вернусь». Судьба этого произведения складывалась счастливо. Написанное в 1941 году, уже в феврале 1942 года, когда под ударами советских войск гитлеровцы откатились от Москвы, «Правда» опубликовала это стихотворение, завоевавшее вскоре сердца читателей. Солдаты вырезали его из газет, переписывали, сидя в окопах, заучивали наизусть и посылали в письмах женам и невестам. Его находили в нагрудных карманах раненых и убитых…

Чтение ребенком стихотворения «Жди меня, и я вернусь».

Стихотворение «Жди меня, и я вернусь»

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
то не ждал меня, тот пусть
Скажет:- Повезло.-
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

Это самое главное стихотворение Симонова. И именно оно показывает, что военная поэзия — это не заказ, не агитация и пропаганда, а выражение автором его искренних чувств.

Это стихотворение Симонов написал для своей любимой Валентины Серовой, после того как едва не погиб под Могилёвом. Он не собирался его публиковать, так как считал его очень личным. Но, как оказалось, точно такие же чувства испытывали миллионы солдат, так что стихотворение долго распространялось в списках. Один из друзей Симонова сказал, что оно — лучшее лекарство от тоски по жене.

Это не просто стихотворение. Это заклинание, молитва, призыв — для каждого своё. Повторяющиеся строки, как ворожба, помогают поверить в

Из произведений Симонова, мы немало узнали о том, какой была война, чего стоила, что принесла с собой. Они многое открыли нам в человеке, то, что прежде не бросалось в глаза, чего не знали и что могло проявиться только в неимоверно жестоких испытаниях кровавой войны. И о том, “какой запас мужества, благородства, доброты” был явлен в пору “тяжёлых потерь и жестоких потрясений”, и о той “недоступной высоте”, на которую поднимала людей “могучая волна народной войны”, и о том, как в это время “в людях поразительным образом обнаруживалось то, что следовало бы всеми силами удержать, сохранить на будущее, — подвижничество, справедливость, душевная щедрость, благодарная любовь к жизни”. Но не все могут сохранить любовь и верность близкому человеку в трагических тяжелых обстоятельствах.

Именно эту сторону человеческой личности раскрывают стихотворения Константина Симонова «Открытое письмо» (1943).

Сердцевиной сюжета стихотворения является письмо, пришедшее бойцу на фронт от возлюбленной. О содержании письма “женщины из города Вичуга” мужу-офицеру можно судить по пересказу Симонова.

Воспитанник читает стихотворение «Открытое письмо»

Открытое письмо

Женщине из г. Вичуга

Я вас обязан известить,
Что не дошло до адресата
Письмо, что в ящик опустить
Не постыдились вы когда-то.

Ваш муж не получил письма,
Он не был ранен словом пошлым,
Не вздрогнул, не сошел с ума,
Не проклял все, что было в прошлом.

Когда он поднимал бойцов
В атаку у руин вокзала,
Тупая грубость ваших слов
Его, по счастью, не терзала.

Когда шагал он тяжело,
Стянув кровавой тряпкой рану,
Письмо от вас еще все шло,
Еще, по счастью, было рано.

Когда на камни он упал
И смерть оборвала дыханье,
Он все еще не получал,
По счастью, вашего посланья.

Могу вам сообщить о том,
Что, завернувши в плащ-палатки,
Мы ночью в сквере городском
Его зарыли после схватки.

Стоит звезда из жести там
И рядом тополь — для приметы…
А впрочем, я забыл, что вам,
Наверно, безразлично это.

Письмо нам утром принесли…
Его, за смертью адресата,
Между собой мы вслух прочли —
Уж вы простите нам, солдатам.

Быть может, память коротка
У вас. По общему желанью,
От имени всего полка
Я вам напомню содержанье.

Вы написали, что уж год,
Как вы знакомы с новым мужем.
А старый, если и придет,
Вам будет все равно ненужен.

Что вы не знаете беды,
Живете хорошо. И кстати,
Теперь вам никакой нужды
Нет в лейтенантском аттестате.

Чтоб писем он от вас не ждал
И вас не утруждал бы снова…
Вот именно: «не утруждал»…
Вы побольней искали слова.

И все. И больше ничего.
Мы перечли их терпеливо,
Все те слова, что для него
В разлуки час в душе нашли вы.

«Не утруждай». «Муж». «Аттестат»…
Да где ж вы душу потеряли?
Ведь он же был солдат, солдат!
Ведь мы за вас с ним умирали.

Я не хочу судьею быть,
Не все разлуку побеждают,
Не все способны век любить,—
К несчастью, в жизни все бывает.

Ну хорошо, пусть не любим,
Пускай он больше вам ненужен,
Пусть жить вы будете с другим,
Бог с ним, там с мужем ли, не с мужем.

Но ведь солдат не виноват
В том, что он отпуска не знает,
Что третий год себя подряд,
Вас защищая, утруждает.

Что ж, написать вы не смогли
Пусть горьких слов, но благородных.
В своей душе их не нашли —
Так заняли бы где угодно.

В отчизне нашей, к счастью, есть
Немало женских душ высоких,
Они б вам оказали честь —
Вам написали б эти строки;

Они б за вас слова нашли,
Чтоб облегчить тоску чужую.
От нас поклон им до земли,
Поклон за душу их большую.

Не вам, а женщинам другим,
От нас отторженным войною,
О вас мы написать хотим,
Пусть знают — вы тому виною,

Что их мужья на фронте, тут,
Подчас в душе борясь с собою,
С невольною тревогой ждут
Из дома писем перед боем.

Мы ваше не к добру прочли,
Теперь нас втайне горечь мучит:
А вдруг не вы одна смогли,
Вдруг кто-нибудь еще получит?

На суд далеких жен своих
Мы вас пошлем. Вы клеветали
На них. Вы усомниться в них
Нам на минуту повод дали.

Пускай поставят вам в вину,
Что душу птичью вы скрывали,
Что вы за женщину, жену,
Себя так долго выдавали.

А бывший муж ваш — он убит.
Все хорошо. Живите с новым.
Уж мертвый вас не оскорбит
В письме давно ненужным словом.

Живите, не боясь вины,
Он не напишет, не ответит
И, в город возвратись с войны,
С другим вас под руку не встретит.

Лишь за одно еще простить
Придется вам его — за то, что,
Наверно, с месяц приносить
Еще вам будет письма почта.

Уж ничего не сделать тут —
Письмо медлительнее пули.
К вам письма в сентябре придут,
А он убит еще в июле.

О вас там каждая строка,
Вам это, верно, неприятно —
Так я от имени полка
Беру его слова обратно.

Примите же в конце от нас
Презренье наше на прощанье.
Не уважающие вас
Покойного однополчане.

По поручению офицеров полка
К. Симонов.

Умер Константин Михайлович в Москве 28 августа 1979 года.
По завещанию писателя прах его развеян на Буйническом поле под Могилевом, откуда он чудом выбрался живым, тогда, в июле сорок первого.

Сейчас там, на поле боя, стоит валун, на котором высечено «Константин Симонов», а в каких-нибудь ста метрах – обелиск воинам 388-го полка, почти целиком полегшего под Могилевом.
Прах его смешался с прахом погибших в сорок первом. Он вернулся к ним навсегда.

Сегодня мы лишь немного приоткрыли для себя лирическую страничку поэзии периода Великой Отечественной войны, страницу из жизни народа, прониклись атмосферой времени тех, кто имел полное право сказать о себе: «Нам было всё отпущено сверх нормы: любовь, и гнев, и мужество в бою». Тех, кто думал о нас, своих потомках, тогда, в далёкие сороковые, и завещал нам жить ради них и ради самих себя.

Прошла война, прошла страда,
Но боль взывает к людям:
Давайте, люди, никогда
Об этом не забудем.
Пусть память верную о ней
Хранят об этой муке
И дети нынешних детей,
И наших внуков внуки.